Назад
Игумен Никон


Игумен Никон

Игумен Никон (в миру Николай Николаевич Воробьев) родился в крестьянской семье 4 мая 1894 г. в селе Микшино Бежецкого уезда Тверской губернии.

Воспитывался в православной вере, но вера эта, как и у большинства простых людей, была внешней, не имеющей под собой твердой духовной основы и ясного понимания существа христианства. Подобная вера, не имевшая личного опытного подтверждения, легко могла быть потеряна, что и случилось с Николаем.

Поступив в реальное училище, Николай с жаждой ринулся в изучение наук, наивно веря, что там скрывается истина. И слепая вера в науку легко вытеснила столь же слепую у него в то время веру в Бога. Однако скоро Николай увидел, что эмпирические науки проблемами познания истины, вечности, бытия Бога, смысла жизни человека не занимаются. И уже в старших классах он со всем пылом своей натуры занялся изучением истории философии, в которой достиг столь больших познаний, что к нему приходили его же преподаватели для обсуждения различных философских вопросов.

Жажда знания была столь велика, что Николай часто покупал на последние деньги книгу и ночами изучал историю философии, знакомился с классической литературой, и все с одной целью, с одной мыслью: найти истину, найти смысл жизни. Но чем взрослее он становился, тем обостреннее чувствовал бессмысленность этой жизни, как бы кто ни жил.

Блестяще окончив реальное училище в Вышнем Волочке в 1914 г., и разуверившись в науке и философии, он поступил в психо-неврологический институт в Петрограде, надеясь там найти ответ на вопрос о сущности человека. Но здесь его постигло еще большее разочарование, нежели в реальном училище. «Я увидел: психология изучает вовсе не человека, а кожу, скорость процессов, апперцепции, память..., – писал он впоследствии – Такая чепуха, что это тоже оттолкнуло меня». После окончания первого курса он решил не продолжать обучение.

Летом 1915 г. наступил окончательный духовный кризис. Николай ощущал состояние полной безысходности; у него как молния промелькнула мысль о детских годах веры: а что, если действительно Бог существует? Должен же Он открыться?

И вот неверующий молодой человек из всей глубины своего существа, почти в отчаянии, начал молиться: «Господи, если Ты есть, то откройся мне!» И Господь открылся. «Невозможно передать, – говорил он, – то действие благодати, которое убеждает в существовании Бога с силой и очевидностью, не оставляющей ни малейшего сомнения у человека».

В 1917 г. Николай поступил в Московскую Духовную академию, однако занятия там скоро были прекращены ввиду начавшейся революции. В последующие несколько лет он преподавал в школе Вышнего Волочка математику, затем переехал в Москву и служил чтецом в Борисоглебском храме.

23 марта 1931 г. в Минске епископом Феофаном (Семеняко) Николай был пострижен в монашество с именем Никон, а 25 марта того же года, в день Благовещения Пресвятой Богородицы, он был рукоположен во иеродиакона, а 26 декабря 1932 г. – в иеромонаха.

В 1933 г. иеромонах Никон был арестован и сослан в сибирские лагеря на пять лет, но вследствие зачета рабочих дней он был освобожден в 1937 г. Возвратившись чудом из лагеря, о. Никон проживал в Вышнем Волочке.

С началом Великой Отечественной войны и с открытием храмов о. Никон приступил к священнослужению. В 1944 г. он был назначен настоятелем Благовещенской церкви г. Козельска, где и служил до 1948 г.

Здесь он жил на квартире у одних монахинь и вел чрезвычайно аскетический образ жизни. По воспоминаниям многих, общавшихся с ним в этот период, он был невероятно истощенным; много трудился физически до полного изнеможения. Он насадил огромный сад в Вышнем Волочке, два сада в Козельске. Все свое свободное время он проводил в чтении Слова Божия, молитве и изучении Святых Отцов. Проповеди о. Никона были всегда глубоко духовными и отличались особой силой и убедительностью. Это привлекало к нему многих верующих.

В 1948 г. о. Никон был переведен в г. Белев, затем в г. Ефремов, далее – в Смоленск. Из Смоленска он в том же 1948 г. был направлен в захудалый в то время приход в Гжатск. Много различных неприятностей и суеты житейской пережил он в Гжатске. «Но эта суета, – говорил он перед смертью, – дала мне возможность увидеть: ничего не можем мы сами сделать доброго». В духовном отношении, по словам о. Никона, гжатский период жизни многое ему дал. А главное, он понял, пережил здесь состояние начального, как он сам говорил, смирения…

В 1956 г. к празднику Пасхи о. Никон был награжден саном игумена.

Скончался игумен Никон 7 сентября 1963 г.

Большую известность приобрел игумен Никон благодаря своим многочисленным письмам к духовным детям, которые содержат мудрые советы и наставления старца, основанные на глубоком понимании святоотеческого наследия и продиктованные многотрудным жизненным опытом.